Автор Сообщения

15.02.2016 в 12:49

Fear is a porch where winds
slide through in the North
A face at the Window that
becomes a leaf
An eagle sensing its disaster
But soaring gracefully above
A rabbit shining in the night…

(Джим Д. Моррисон)

———-

Страх – это балкон, по которому
северный ветер скользит.
Лицо у окна
превращается в лист.
Орел, предчувствуя беды свои,
Величаво парит в облаках.
Кролик сияет в ночи…

(Пер. К. С. Фарай)

“Коллекция Кошмаров”

Я решил собрать Коллекцию Кошмаров. Отовсюду. С миру по нитке, с человека по пуговке. *Обязательно вспомню и свои, внесу в эту коллекцию.* Но, может быть и Вы что ни будь вспомните для меня? Кошмар, момент истинного ужаса, случившийся быть в вашей жизни. Принимаются только настоящие, подлинные страхи: реальные, мистические, из жизни, из снов, из рассказов и из других источников. Просьба отнестись к этому всему достаточно серьезно. Моя Коллекция Кошмаров будет постоянно пополняться, следите.

Ах, да. Для чего мне это? Я хочу собрать все кошмары и ужасы воедино. Я хочу систематизировать их. Хочу написать об этом трактат. И, возможно, опираясь на собранные сведения, изобрести некую вербально-символьно-жестикулярную формулу, которая позволит избавить любого человека от его навязчивого кошмара. Или наоборот…

Начну с кошмаров друзей. Номер 1:

Моему другу детства всегда снился один и тот же кошмар: старуха-ведьма, страшная, с седыми, распущенными лохматыми волосами, в длинном рваном саване, ищет его повсюду растопырив когтистые сморщенные руки. Он всегда говорил, что она будто плывет в миллиметрах над землей, как танцовщица из народного ансамбля “Березка”. (Был у этого коллектива такой номер: в сарафанах и в кокошниках, “плывут” в хороводе, как будто вовсе не касаясь сцены ногами – летят)…

Так вот. Старуха его искала, рыскала, а он всегда прятался или убегал. Когда она к нему приближалась, дико завывая, то он всегда успевал проснуться, ну, естественно, весь в холодном поту. История эта началась у него еще в самом детстве. Кошмар ему снился не часто, но систематично – три-четыре раза в год. Когда он живописал свои ночные злоключения, то даже ежился. Судя по-всему, ему было не до шуток. Он очень боялся этого сна и этой седой старухи.

И вот однажды я зашел к нему в гости с утра, по-договоренности. Открыла жена его старшего брата и говорит с порога: “Митьке опять старуха снилась, прикинь. Иди. Он там в трусах рассекает по залу. Только что встал засоня…” Ну, я разулся и прошел. Митяй ходит по комнате и руками машет. Увидал меня и орет: “Опять эта ведьма! Только в этот раз она меня догнала! И знаешь что? Увидела, каааак подлетит и каааак даст мне с размаху в левый глаз! Я и сообразить-то ничего не успел – проснулся от испуга, от удара!” Он это рассказывает, а сам делает страшные глаза, моргает.

Тут я гляжу, что-то не так с его левым глазом. Говорю: “Ну-ка, ну-ка… Митяй, погоди, глаз левый закрой”. Он вопросительно смотрит на меня, но глаз закрывает. И я отчетливо вижу у него на веке сине-черное пятно размером с копейку, довольно отчетливое. Синяк! Я говорю ему: “Короче. У тебя на веке фингал! Видел? Потрогай, больно?” Он трогает, бежит к зеркалу, потом к жене брата: “Галка! Глянь! У меня синяк на глазу! Что за ерунда?” А Галя ему в ответ: “Ну вот, сам же говорил – старуха в глаз заехала. Догнала тебя таки, получил свое.” Смеется.

После этого, его кошмар более не повторялся никогда. Хотя длился аж до самых 18-ти годков. А в 21, в проклятый високосный, старуха достала его в реальной жизни и увела уже навсегда… Вот такие дела.

Продолжим?