Автор Сообщения

10.02.2016 в 00:31

Человеческое существо – дрянь.

Он до сих пор не знает – зачем он есть? Он вяло ленив и тупо тщеславен. Он лжив и когда он вещает, из его уст течет вязкая пустота. Он никогда не прощает, хотя говорит, что прощает. Он может желать и желает мочь. Он не хочет ни о чем жалеть, но руки его в грязи от седьмого колена. На протяжении всей своей жизни он хочет отмыться, но лишь только для того, чтобы вновь изваляться в наихудшем дерьме, израсходовать наворованный лимит доверия и благочестия до абсолютного конца. Он выглядит ужасно. Его лицо, это – его деяния. А его глаза, это – то страшное, что затаилось до поры. Он знает это. И делает все, чтобы выглядеть иначе. Он делает все возможное, чтобы быть кем-то или чем-то. Зачем ему это? Чтобы выжить и приумножить скорбь. Он умеет упиваться чужой бедой и ему достаточно несколько минут постоять голыми ногами на вспоротом животе себе подобного, чтобы увериться в своей власти и в своем превосходстве над всем, что только доступно взгляду его стеклянных глаз. Он думает о себе всегда больше, чем о чем либо вообще. Он жаден до себя. Он жаден до всего. Даже до того, чего у него нет. Хочешь пять? Достаточно двух. Хочешь синее? Хватит и красного. Он любит спать. Лучше бы он спал всегда. Но он не может. Он любит пихать в себя. Как земляной червь, пропуская сквозь себя перегной и измельченный кварц, ползет на шум дождя, так и он пропуская сквозь свои внутренности еду, кислород, информацию и чужую трепетную жизнь, давясь и исторгая останки, лезет к несуществующей поверхности. Чтобы быть первым, хотя он последний. Он любит форму, но при этом его собственная почти отсутствует. Тогда он вновь принимает чужие обличия. Чтобы показать себя больше размером, чем он есть. Чтобы быть. Чтобы слыть. Чтобы его “Я” сумело пробыть, как можно дольше. Он труслив. Он невероятно труслив. Но при этом – коварен и изобретателен. Если сегодня его прогнали, то завтра он построит себе жилище на твоей могиле. Если его уличили в чем либо, то еще до наступления темноты, уличившие будут вариться в суповой кастрюле его сознания и молить о пощаде. Он дерзок и горд. Причем, горд от абсолютной тупости, а дерзок от абсолютной гордости. Он завистлив и не сможет успокоиться, не убив это чувство в себе путем целенаправленного искажения реальности, как своей, так и чужой. Он неузнаваем. Он, это – постоянно кто-то. Иногда, кажется, что он – целая тысяча. А иногда, его очень трудно даже разглядеть. Но, в этот момент, он скорее всего снова спит. Он безумен. И безумство его опаснее его самого. Он плачет, когда убивает и когда убивают его. Он кричит, когда кричат другие, молчит, когда вокруг тишина и в этот момент он думает как бы напихать в себя, как бы поспать и как бы увеличить свое “Я”. Его мысли чернее черноты. Но он предприимчив. Он всюду ищет оправдание своим порокам. И находит. В своей твердой голове. В магических символах, испещряющих все, к чему он имеет отношение. В их глупой силе. Он верит, что он может. И он может верить, когда не напихивает в себя, не исторгает и не спит. Он лжет себе и может. А когда понимает, что все пустое, то лжет себе снова, только наоборот. Он плохо пахнет. Но он этого не понимает. В его воспаленном мозгу происходит постоянное перерождение хорошего в отвратительное. Но и тут он себе лжет. Постоянная мимикрия, это – его суть. Он будет превращаться, жить и гадить. Он всегда будет казаться лучше, чем он есть. Не верьте ему и не подпускайте его к себе. Он станет похож на Вас и Вы исчезнете. Он вас запихает в себя, исторгнет, примет Ваше обличие и как ни в чем не бывало ляжет спать, привычно надувши свое “Я” и, как обычно, солгав перед сном самому себе…